Новые публикации
Опрос
Был ли у вас такой опыт?
 

Самые популярные статьи
Материалы с сайта
Главная Публикации
Индекс материала
Изменённые состояния сознания: типология, семиотика, психофизиология. Спивак Л. И., Спивак Д. Л.
ЗАКОН КАСАМАЦУ - ХИРАИ

Измененные состояния сознания (ИСС) являются областью исследований, объединяющей усилия десятков наук — от генетики до филологии. Новый, формирующийся в наши дни, этап развития этого направления знаний может в значительной мере определяться ходом изучения психофизиологических коррелятов, а возможно, и мозговых механизмов ИСС. Постановка и рассмотрение этого вопроса входит в задачу настоящей статьи, подготовленной на основе доклада авторов на симпозиуме «Измененные состояния сознания», прошедшем в рамках Международного конгресса психофизиологов (Салоники, 1994).


ТИПОЛОГИЯ

На современном этапе измененные состояния сознания понимаются как способ приспособления сознания к изменениям внешних Сознаниеусловий. ИСС разделяются на искусственно вызываемые, спонтанно возникающие и психотехнически обусловленные.

К искусственно вызываемым относятся ИСС, возникающие под действием психоактивных веществ либо психоактивных процедур (примерами могут служить соответственно прием психотомиметиков или сенсорная депривация/перегрузка).

Спонтанно возникающие ИСС могут появляться при обычных для данного человека условиях (например, при засыпании либо значительном напряжении) или необычных, но естественных обстоятельствах (в частности, при нормальных родах), а также в необычных или экстремальных условиях жизни и работы здорового человека.

Психотехнически обусловленные ИСС сопровождают процессы психической регуляции или саморегуляции в современной психотерапии, регуляции посредством экстрасенсорного воздействия, а также религиозно-магических обрядов в традиционных культурах и субкультурах. Обычно выделяют возбуждающие (аутогенная тренировка по Шульцу) и успокаивающие (голотропная терапия по Грофу) психотехники.

Значительные разделы ИСС уже исследованы в рамках, например, теории адаптации или психофармакотерапии, и поэтому речь в большей степени идет о переосмыслении уже полученных данных в свете новой научной парадигмы.

ПАРАДИГМА

На современном этапе основные работы по ИСС развиваются в пределах трансперсональной парадигмы. Она была заложена к началу 1970-х годов А. Мэслоу, А. Сатичем, С. Грофом и др. в рамках психологии, а затем быстро распространилась на другие разделы науки о человеке. Трансперсональная психология рассматривается как «четвертая сила», преемственная по отношению к бихевиоризму («первая сила»), психоанализу и гуманистической психологии (соответственно «вторая и третья силы»). Суть этого конструкта в том, что объект приложения «первой силы» — преимущественно сознание, «второй» — подсознание и бессознательное, «третьей» — надсознание и «четвертой» — сверхсознание [1 -4].

В сверхсознание включается группа состояний, обеспечивающих активацию скрытых резервов мозга и организма (преимущественно в необычных, экстремальных либо личностно-значимых условиях), состояний творческого озарения (инсайта) и группа трансцендентных состояний (традиционно, но не всегда корректно осмысливаемая в терминах религиозно-мистического опыта; современная наука предпочитает термин «юнгианские состояния», отсылающий к известной концепции «архетипов») [5]. Все названные трансперсональные (буквально - «переходящие границы личности») состояния принято называть измененными.

Таким образом, расширяется понятие сознания, а вместе с ним и нормы: ни одно из трансперсональных состояний не рассматривается как априорно ненормальное. Аналогичное расширение понятий вполне корректно применить и к основным типам нервно-психической патологии. В итоге получится ряд патологических ИСС. Не отрицая, что некоторым из них присущ лечебный характер (и связанная с этим эффективность психофармакологической терапии), мы в последующем изложении сосредоточимся на ИСС как вариантах безусловной нормы.

Естественно, что ИСС, входя в контекст трансперсональной парадигмы, могут рассматриваться и в предшествующих ей направлениях. Для «первой силы» ИСС могут пониматься как разновидность необычных реакций на необычные стимулы, для «второй» — как состояния сознания, сопровождающие или обеспечивающие действие защитных механизмов и процессов (например, регрессия, сублимация, репрессия, катарсис), для «третьей силы» — как состояний, присущих самоактуализации личности (экзистенциальное понимание, развитие высшего «Я»).

Проведенное таким образом выделение конструктивно. Оно позволяет рассматривать понятийный аппарат ИСС как несводимый к трансперсональному и допускающий свободный обмен данными, полученными в пределах разных парадигм.


СЕМИОТИКА

Одним из основных признаков сознания — оперирование знаковыми системами. Поэтому ИСС, строго говоря, следует определить как использование измененных грамматик или, в крайнем случае, семиотик. В общем виде такой подход заложен в трансперсональную парадигму. По замечанию одного из ее классиков, А. Людвига, ИСС было бы корректно понимать «как качественный сдвиг в характере... психологического функционирования» [6].

Ввиду принципиальных затруднений в выработке адекватной грамматической концепции и организации анкетирования этот подход не получил развития до наших работ 1981 - 1994 гг.  Исследовав по единой методике язык и речь при базовых типах ИСС у более чем 2000 наблюдаемых, нам удалось обнаружить и описать качественные сдвиги в структуре языка. Таким образом, принципиальная возможность построения теории ИСС была доказана; эта работа получила признание и за рубежом [7, 8]. Возможность положенных в ее основу наблюдений была обусловлена включением авторов в состав коллектива, занимавшегося изучением адаптации к экстремальным условиям, организованного акад. В. И. Медведевым.

Заметим, что ИСС, помимо отражения в грамматической системе (перехода на измененные, «глубинные» языки), находят себе аналоги и корреляты в организации семиозиса и на низших, базовых по отношению к ним уровнях психики. ИСС обусловливают трансформация восприятий (сдвиг порогов, спонтанные визуальные разряды, синестезии), перемены эмоционального тона ощущений и структуры аффектов, «схемы тела», памяти (спонтанная реактуализация давно пережитых ситуаций, иногда переходящая в регрессию), восприятия течения времени (замедление, ускорение, раздробление, обострение чувства «здесь-и-теперь» — «here-and-nowness») [6]. В поведении отмечаются изменения комплексов фиксированных движений, в первую очередь в направлении их ритуализации. Исходя из наблюдений такого плана, можно констатировать возникновение измененных психических состояний.

Круг коррелятов этим не исчерпывается. ИСС сопровождаются, к примеру, отчетливыми биохимическими сдвигами, носящими в ряде случаев системный характер. Продолжая уже примененную логику, можно допустить наличие и измененных функциональных состояний организма, или измененных соматических состояний, если принять терминологию одной из вспомогательных трансперсональных дисциплин. Таким образом, категория «измененные состояния» распространяется не только «вширь» на уровне сознания, но и «вниз» на другие, низшие и базовые уровни организма.

Образующаяся таким образом разноуровневая система измененных состояний вполне допускает, что тесная связь соматических и психических процессов, их структура и другие характеристики будут более или менее отличны от повседневного состояния активного бодрствования. Следовательно, психофизический дуализм в данном случае не снимается, но проявляется в другой форме. Наличие этого зазора и создает «пространство для маневра», позволяя через взаимный перевод с одного соответствующего «глубинного языка» на другой прослеживать как изменения уже известных психофизических закономерностей, так и появление «новых», точнее, слабо различимых при норме форм. С этим и связана эпистемологическая значимость ИСС.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ

Положение, сложившееся к настоящему времени в области изучения психофизиологических коррелятов ИСС, характеризуется известной парадоксальностью. С одной стороны, накоплен объемный материал, весьма полно представляющий все основные типы и виды ИСС, с другой — практически не выявлено никаких специфических для ИСС паттернов мозговой активности, ни тем более электрических волн особого типа. Более того, немногочисленные отмеченные закономерности выявили тенденцию к затуханию мозговой активности по мере усиления глубины ИСС [9].

Под этим впечатлением ряд ведущих научно-исследовательских коллективов укрепился во мнении, что мозговое обеспечение ИСС либо несущественно, либо складывается каким-то неспецифическим образом. Это в итоге привело к смещению данного направления к периферии их интересов.

Как нам представляется, ситуация требует некоторых теоретико-методологических корректив. Прежде всего следует сосредоточиться на психотехнически обусловленных ИСС, поскольку лишь здесь ИСС является не сопутствующим, а определяющим фактором целесообразной деятельности. Соответственно неизбежное рассогласование между ИСС и их психофизиологическим базисом может быть минимальным. В отношении данной закономерности мы примыкаем к парадигме, обсуждавшейся на материале проблемы «чужих сознаний» [10]. Кроме того, необходимо строго придерживаться системного подхода, т.е. сравнивать весь «сценарий» (последовательность проходимых стадий ИСС) данной психотехники с ее психофизиологическим «аккомпанементом» (мы пользуемся терминологией «Оксфордской школы» не вполне метафорически). Наконец, из практических соображений целесообразно остановиться на успокаивающих психотехниках (поскольку тут нет проблемы сдвига электродов) и «классических», хорошо описанных в литературе видах мозговой активности.

Проведя при этих условиях контент-анализ литературы предмета, мы предложили таблицу, в которой собраны наиболее репрезентативные наблюдения ИСС при нескольких родственных видах успокаивающей психотехники — медитации (табл. 1). Употребляемая общая терминология принята нами с целью передачи психотехнических частностей. Большинство представленных в таблице характеристик мозговой активности отмечалось рядом научных коллективов, основные выводы которых оказались сходными или совпадающими, а поэтому могут считаться закономерными [11 -31].

В основном типы мозговой активности (например, тип энантиоморфности, либо характер альфа-активности), показанные в таблице, хорошо представлены в психофизиологической литературе (как и их мозговые механизмы) и не нуждаются в специальном комментарии. Для нашей темы важнее два следующих обстоятельства.

Так, если каждый указанный тип мозговой деятельности неспецифичен для ИСС, то данная их последовательность уже является достаточно специфичной. Следовательно, в качестве единицы корреляции целесообразно принимать не отдельные типы мозговой активности, а их цепочки, сопровождающие динамику ИСС. Отсюда, естественно, возникают вопросы о длине минимальной цепочки, направлении и характере ее развертывания, способе примыкания к другим цепочкам, соотношении врожденных или приобретенных условий их формирования и пр. По структуре эти вопросы сопоставимы с расшифровкой генетического кода, что обусловлено преимущественно принятием семиотического языка описания (но в принципе стыкуется и с проблематикой так называемых нейроспецифических белков).

Кроме того, следует обратить внимание на то, что характеристики мозговой активности при ИСС разнородны и противоречивы. По-видимому, целесообразнее рассматривать ИСС как особый модус деятельности мозга в целом. В этой связи весьма плодотворными представляются выводы Н. П. Бехтеревой с соавторами о «высокой генерализованной реактивности» мозга в онто- и филогенезе [32].

В качестве общего вывода следует утверждать, что изучение психофизиологических коррелятов ИСС методологически оправдано и перспективно.



 

Читайте также

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить