Новые публикации
Опрос
Был ли у вас такой опыт?
 

Самые популярные статьи
Материалы с сайта
Главная Онлайн книга «Основы неоэзотерики»

Исследования в трансовом мире

Придя к Хомеру на следующий день, я вновь продолжил затронутую вчера тему:

Находясь в трансовом состоянии, практикующий руководствуется логическим мышлением и интуитивно-чувственным восприятием, которые должны дополнять друг друга. Логика позволяет контролировать происходящее в трансовом мире, что дает возможность либо предотвратить возникновение нежелательных обстоятельств, либо, если они неизбежны, выйти из них победителем. И то и другое достигается за счет волевого подавления индивидуумом спонтанности в ходе транса. Чрезмерное же увлечение одними логическими построениями ведет к полной предопределенности. А, отдавая предпочтение собственной эмоциональности, можно вызвать существенные нарушения в структуре целенаправленного транса и исказить его смысловое содержание. Поэтому искусство управления трансовым миром состоит в разумном воздействии на него как логической мыслью, так и интуитивным чувством. Иначе говоря, в правильном использовании обычного сознания, являющегося лишь незначительной частью нашего полного, в состав которого входят и огромные непознанные области подсознания и сверхсознания. Первое хранит опыт, приобретенный человечеством в ходе его земной эволюции, а второе содержит истину о бытии каждого из нас как духовной сущности.

Конструирование трансовой реальности совершается скрытыми механизмами сознания, отвечающими за процессы анализа и синтеза всех ощущений и активизирующимися во время высокой концентрации внимания на решаемой проблеме. Они-то и преобразуют решаемую человеком в трансе проблему в конкретные образы, обретающие самостоятельность в результате того, что сам исследователь частично отождествляется с ними. Погружаясь в собственные глубины, наш разум обретает новое качество, позволяющее изучать трансовую действительность уже изнутри ее самой. Такое измененное восприятие считается внутренним по отношению к обычному – внешнему.Пребывая в трансовом состоянии, стремящийся должен уметь удерживать взаимосвязь между внешней и внутренней частями своего сознания, которые называются “Я – внешнее” и “Я – внутреннее” соответственно. Понимание того, что они составляют единое целое, позволяет использовать возможности их обоих одновременно, а, следовательно, усилить воздействие практикующего на трансовый мир. Недостаточная концентрация на целостности структуры сознания приводит к ослаблению связи между “Я – внешним” и “Я – внутренним”. В результате начинает преобладать одно из них, проявляясь более активно. Если же связь вообще утрачивается, может произойти одно из двух: или, отождествляясь с “Я – внешним”, человек выйдет из трансового состояния, или, действуя только “Я – внутренним”, индивидуум будет воспринимать трансовую реальность как единственно значимую, вне которой для него уже ничего не существует. Чтобы возобновить былую взаимосвязь, стремящийся должен волевым усилием сосредоточиться в себе, восстановив, таким образом, целостность самоосознания. Лишь вновь совместив “Я – внешнее” и “Я – внутреннее”, эзотерик сможет приблизиться к знанию, скрывающемуся в трансе под маской символов. И до тех пор, пока исследователь не расшифрует посланное ему в образном виде решение проблемы, ее неразгаданная тайна будет постоянно присутствовать в каждом, создаваемом им трансовом мире, облачаясь в различные символические одеяния из причудливо сочетающихся форм, красок и ощущений.

Трансовые состояния используются и для исследований законов нравственности. Однажды, заинтересовавшись нравственными принципами, которыми руководствуется личность по отношению к порождаемым ею в трансе образам, я решил выяснить характер взаимоотношений, возникающих между человеком – творцом трансовой реальности и ее обитателями. В один из длинных зимних вечеров, я приступил к проведению эксперимента, оставившего у меня довольно яркое и незабываемое впечатление. До сих пор не могу избавиться от мысли, что смоделированный тогда в трансе мир, возможно, так и остался не до конца понятым мною.


Итак, закрыв глаза и расслабившись, я начал постепенно переходить в трансовое состояние. Вскоре в сознании стали возникать отчетливые и необыкновенно красочные картины природы – они беспрерывно сменяли друг друга. Один из пейзажей поразил меня своею красотою, и я максимально сконцентрировал на нем внимание. Бывшее плоским стало объемным, и ощущение иной действительности заполнило сознание. Я остановил дальнейшее погружение в трансовую реальность, ограничившись той стадией, когда еще можно контролировать себя, направляя течение событий в желаемом направлении. Но, не взирая на это, конкретные ситуации все же иногда разворачивались самым неожиданным образом. Постепенно, созданная мною трансовая действительность стала оживать. Я назвал ее – Мир Хэсэд.

Открывшаяся взору местность поражала необычайной интенсивностью красок, сочетавшихся в удивительную цветовую гамму. Вдруг, откуда ни возьмись, появился какой-то странный человек и затараторил что-то несуразное, но, по-видимому, казавшееся ему чрезвычайно важным:

– Рыбьей голове хвост не нужен, но ей же надо чем-то оканчиваться. В свою очередь, хвост и без головы хорош, однако, и ему необходимо с чего-то начинаться. Рыба же совершенно не нуждается ни в голове, ни в хвосте, хотя без них она никогда не узнает: кто она есть на самом деле.

Его речь вызвала у меня одно лишь раздражение. "Отстань!", – резко сказал я, угрожающе сосредоточив на нем взгляд. Субъект задрожал от испуга и стремительно умчался куда-то в неосвещенную часть трансового мира. Избавившись от столь навязчивого собеседника, я успокоился и вновь сконцентрировал свое внимание на окружающей обстановке. Невдалеке виднелось озеро, на берегу которого стоял Мистакель и держал рыбу, очевидно, выловленную им самим. Заинтересовавшись ее внутренним строением, он помахал мне рукою,  предлагая присоединиться к его исследованиям. Однако подобное не входило в мои планы. Поэтому я перевел взгляд в другую сторону. Там, на фоне ярко зеленой листвы кустарника, усыпанного множеством белоснежных цветов, от которых исходил восхитительный аромат, едва вырисовывались контуры прозрачного женского силуэта. Казалось, что он был создан из благоухания распускающихся соцветий. Почувствовав мое внимание, легковесное создание стало приближаться, обретая все более четкие очертания. И вот передо мною предстала стройная молодая девушка. Я попытался разглядеть ее лицо, но по нему как бы струились невидимые волны, постоянно сменявшие его красивые черты на другие, хотя и не менее прекрасные. Такие преобразования внешности нисколько не смущали меня. Что-то подсказывало наличие единства во всех, принимаемых ею обликах.

Я, Хэсса. Можно просто Хэс, – зазвучал ее мелодичный голос. – А ты, наверное, наш создатель?

Именно так, – ответил я.

– Тогда давай посмотрим сотворенный тобою мир.

Девушка слегка коснулась моей руки, приглашая отправиться в путешествие. Это прикосновение пробудило во мне какие-то новые, неведомые ранее ощущения, наполнившие душу волнующе-радостным чувством от осознания истинно одухотворенной красоты, отразившейся в облике Хэс. Мы медленно поплыли над землею. Вдруг моя спутница остановилась:

– Совсем забыла. Ты, наверное, сам здесь все хорошо знаешь.

– Нет, это не так. Я задаю только общее направление развития, а само построение реальности, в которой ты находишься, происходит уже за пределами моего осознания.

Во взгляде девушки промелькнуло недоумение. Она задумалась, а затем, улыбнувшись, сказала:

– Тогда наша прогулка тебе понравиться.

Поднявшись ввысь, мы полетели еще быстрее. Внизу замелькали прозрачные воды рек и усыпанные цветами поля. Пейзажи сменялись молниеносно. Иногда возникало ощущение, что мы с Хэс застыли на месте, а под нами стремительно проноситься вихрь красочного разноцветия. Прошло лишь несколько мгновений, а я успел увидеть целый мир. Затем все вокруг окрасилось лучами заходящего солнца. День угасал, подобно пламени догорающей свечи. Я интуитивно почувствовал необходимость возвращения из трансовой реальности в обычную.

Хочешь уйти? – спросила Хэс дрогнувшим голосом.

– Да, мне пора.

Но зачем же ты создал меня, если не можешь остаться? – произнесла она и в ее глазах отразилась безысходная тоска.

– Пойми, здесь я нахожусь временно.

Значит, тебе совершенно безразлично, что будет со мною? Тогда уходи! – гневно сказала девушка и исчезла.

От этих слов моя душа будто вздрогнула, болезненно заныв. Возникло желание броситься вслед за Хэс, но разум решительно воспротивился. Усилием воли победив минутную слабость, я покинул трансовый мир.


Впоследствии, анализируя данный транс, у меня возникли сомнения. Не совершаю ли я ошибку, когда, моделируя трансовую реальность, вовсе не считаюсь с интересами тех, кто в ней обитает? Но здравый смысл подсказывал: нельзя угождать прихотям персонажей транса. В противном случае, можно пойти на поводу своих же скрытых слабостей. Не найдя окончательного решения, я рассказал о появившихся у меня затруднениях Мистакелю. Мнение наставника по данному вопросу сводилось к следующему:

Объективной причиной конфликтных ситуаций в смоделированном мире является то, что он воспринимается “Я–внешним” и “Я–внутренним” с различных позиций. Относительно “Я–внешнего” все, находящиеся в трансе, сущности будут неодушевленными и, следовательно, к ним применимы такие же нравственные принципы, как и к неживым объектам.

По отношению к “Я–внутреннему”, выступающему в роли непосредственного участника самой трансовой реальности, ее обитатели имеют индивидуальную психику, которая расценивается исследователем как их собственная. Поэтому действует уже иная форма нравственности. Однако, не взирая на кажущуюся самостоятельность действующих лиц трансового мира, никто из них не существует вне сознания своего создателя. А значит, их психика сформирована на основе личностных особенностей конкретного человека – творца воображаемой реальности. И если между ним и его творениями порою возникают разногласия, то они носят субъективный характер, будучи проявлением внутренних психологических противоречий самого практикующего. Причем он пытается решить их в трансовом состоянии посредством спора с самим собою, исходя из собственных представлений о духовных ценностях.

Поразмыслив над услышанным от Мистакеля, мне захотелось вновь восстановить хранимый в памяти мир Хэсэд и продолжить в нем практику с целью обретения в себе душевного равновесия.

Войдя в транс, я увидел водную гладь, от которой исходило голубоватое свечение. Беззвучно вздохнув, воды покрылись рябью. Чувствую, что они притягивают меня. Не сопротивляясь этому, устремляюсь в их прохладные объятия и сразу же ощущаю, как вдоль моего тела заструилась вода. Сквозь ее прозрачность вижу погруженный в ней мир. Еще мгновение – и он становиться реальностью. Я наклоняюсь и дотрагиваюсь до листьев каких-то растений. Вдруг чувствую чей-то взгляд. Поднимаю глаза и снова вижу того человека, назойливость которого мне не понравилась в прошлый раз.

Выслушай, наконец, – чуть не плача, просит он. – Не ищи смысла, так как его просто не существует. Пусть все будет, как есть и происходит само собою. Сделай здешний мир совершенным и больше не являйся сюда! Но ты, наверное, специально создал все таким, каким оно есть, чтобы постоянно вмешиваться в нашу жизнь. Пора прекратить это! Если еще раз встречу тебя здесь, то непременно убью! – сказал он, злобно сверкнув глазами.

Желая дать решительный отпор столь агрессивному типу, я вонзился в него взглядом, который сразу же будто парализовал его. От посланного мною волевого импульса навязчивый субъект мгновенно обессилел, как бы утратив свою жизненную энергию. Я даже собрался удалить его из трансового мира, убрав из зоны своего внимания – но вдруг передумал. Пускай остается! Нахождение в трансовой реальности столь неприятной персоны заставит меня помнить о постоянной угрозе нападения с ее стороны и не позволит излишне расслабляться. Серьезную же опасность данная сущность будет представлять только тогда, если я, потеряв контроль над собою, проявлю боязнь и нерешительность. А они, являясь низшими эмоциями, стремятся полностью овладеть сознанием, вызывая у человека буквально панический ужас, справиться с которым уже, практически, невозможно.

Ты и окружающий тебя мир всего лишь порождение моего воображения, – спокойным тоном сказал ему я. – И любая попытка противостоять создавшему вас ставит под сомнение сам факт вашего существования.

Услышав подобные слова, противник пришел в явное замешательство. Он испуганно завертел головой, взъерошил волосы и, как-то странно подпрыгивая, убежал прочь.

Разделавшись с ним, я вспомнил о Хэс и сразу же ощутил тончайший аромат белоснежных цветов, среди которых впервые увидел ее. Вскоре появилась и она.

– Наконец-то вернулся! Я знала, что так и произойдет. Нельзя оставлять меня здесь одну! Теперь мы будем вместе и никогда не расстанемся.

– Послушай, Хэс! Не надо делать столь поспешных выводов. Давай сначала разберемся в сложившейся ситуации. Пойми, я – исследователь, создающий трансовые миры для их изучения. Твой образ воспроизведен мною в собственном сознании, а, следовательно, ты есть, отчасти, мое отражение. Я пытаюсь понять заключенный в тебе внутренний смысл, приближаясь этим к познанию сути своего бытия. А значит, поступаю в соответствии с личными духовными принципами, стремясь к самореализации. Мне пришлось вновь возвратиться сюда для того, чтобы решить некоторые проблемы. И я вовсе не собираюсь быть здесь постоянно.

– Но разве, находясь рядом со мною, ты не можешь продолжать искать ответы на интересующие тебя вопросы? Неужели я мешаю? Наверное, ты просто не любишь меня. Давать жизнь не любя – это жестоко.

– Видишь ли, всякое чувство должно быть, прежде всего, разумным. Надо учитывать не только настоящее, но и то, что произойдет в дальнейшем. Иногда можно совершить ошибку, принимая желаемое за действительное. Однако время своею беспристрастною рукою разрушает все иллюзии. Истинные чувства никогда не закрепощают разум, а, наоборот, являются источником вдохновения, пробуждая в человеке веру и надежду. Испытывать настоящую любовь можно лишь к той личности, чье духовное содержание достойно восхищения.

– Так я нужна тебе или нет?

– Ты олицетворяешь собою одну из проблем, в которой соединились воедино как желаемое мною, так и вызывающее сомнения. Твои страдания есть боль моей души. Мы достигнем согласия, лишь приложив совместные усилия.

– Но чем же я могу помочь? Ведь творец – ты!

– Если бы я не нуждался в твоем содействии, то не создал бы этот трансовый мир. Ты способна видеть проблему изнутри, а мне нужно найти ее решение, проникнув, с твоею помощью, в глубины собственного сознания. В результате, разделяющие нас преграды рухнут, и ты возвратишься в свой источник. Вот тогда мы действительно навсегда останемся вместе!

Хэс задумалась...

******

Через пару дней я посетил мир Хэсед еще раз. События в этот раз разворачивались совершенно непредсказуемо. Видимо, я потерял управление.

Мир был освещен, но свет был неравномерным, а рваным, с перепадами от темных линий до болезненно яркого. Передо мною собрались все жители и разговор явно предстоял очень серьезный. После минутного молчания, усилившего общее психологическое напряжения до максимума, вперед выступил все тот же странный тип:

– Твоя любовь к нам эгоистична, потому-то это не любовь. Создав нас, ты проявил ненависть к себе, потому что она суть отторжение. Мы же тебя любим, потому что у нас нет другого выбора. И ты не сомневайся в нашей любви! Мы решили доказать тебе нашу преданность! Мы решили воссоединиться с тобою навсегда!

И с этими словами он бросился ко мне, а в руке его блеснул нож. Все было столь молниеносно, что я не успел защититься и лезвие, в форме рыбы, по самую рукоятку вошло мне в сердце.

Я ощутил резкую боль. Мир ″поплыл″ перед глазами. Все, кто стоял напротив, протягивали ко мне руки и взволнованно кричали что-то. Кажется: мы возвращаемся!

Мир начал терять объем, а изображение людей стало плоским. У меня возникло сильное ощущение себя как некоего магнита. Затем поднялся гравитационный ветер, затягивающий прямо через мое восприятие, как  в воронку, эту реальность и всех ее обитателей в какую-то область моего сознания. Наверное, в память.

Более в этот мир я никогда не возвращался. Почему-то страшно. И, скорее всего, просто невозможно.

Проведенный эксперимент подвел меня к пониманию существования нескольких видов нравственности и связанных с ними отдельных линий кармических последствий.

******

Из записей Хомера:

Ø  В чем схожесть и отличие конструируемого воображением трансового мира от спонтанного трансового? Интересно исследовать субстанцию трансовой реальности, ее пространство и время. А что лежит за реализацией в трансе причинно-следственных связей? Видимо, законы здесь прописаны не в свойствах субстанции мира, а на более глубоком уровне, том, где только конструировался ее код.

Ø Надо бы повнимательнее изучить переходы между различными позициями восприятия и связанными с ними трансформациями представлений о нравственном. Если нравственность относительна, то и кармические последствия будут относительны. А, значит, можно маневрировать?

Ø  Непонятно, что же мы должны сделать, чтобы подобно персонажам из мира Хэсэд, смогли бы вернуться в свой источник и обрести там покой? Убить себя? В смысле самоограниченности. Из-за непонимания этого процесса у меня просыпается интуитивный страх.

© Неоэзотерика

Astrokey.org

Читать Глава 6


 

Читайте также

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить