Новые публикации
Опрос
Был ли у вас такой опыт?
 

Самые популярные статьи
Материалы с сайта
Главная Эзотерические тексты
Индекс материала
На пути к глобальному: часть 1. Эволюция человеческого сознания. Кен Уилбер
Родовая травма
Точка опоры 1: штриховка физического «я»
Точка опоры 2: рождение эмоционального «я»
Точка опоры 3: рождение концептуального «я»
Ранние мировоззрения: архаичное, магическое, мифическое
Точка опоры 4: рождение ролевого «я»
Сатанинское насилие и НЛО

 

 

Точка опоры 2: рождение эмоционального «я»

В: Но если с точкой опоры номер один все хорошо?

КУ: Если «я» удалось относительно хорошо пройти эту точку опоры, то младенец выходит к точке опоры номер два, эмоционально-образной. Поскольку младенец закончил с точкой опоры 1, он установил реалистичные границы своего физического «я», но он все еще не провел границы своего эмоционального «я». Так что он может выделить свое физическое «я» из физической окружающей среды, но все еще не может выделить свое эмоциональное «я» из эмоциональной среды, и это означает, что его эмоциональное «я» отождествляется с теми, кто находится вокруг него, особенно с матерью (начальная фаза отождествления точки опоры 2).


Точка опоры 2: рождение эмоционального «я»Так как в предыдущем физическом состоянии сплавленности не было ничего «глубокого», нет никакой значительной глубины и в этом эмоциональном состоянии отождествления, даже несмотря на то, что оно также напоминает это привлекательное «целостное единство с миром». Почти все исследователи единодушны в том, что это состояние все еще является крайне эгоцентрическим, или нарциссическим. Как сказала Малер, «я» на этой стадии рассматривает мир как свою устрицу. «Именно потому, что он не может отделить себя от эмоционального и жизненного мира вокруг него, «я» младенца относится к миру как к продолжению себя — что с технической точки зрения есть склонность к нарциссизму».

Этот тип жесткого нарциссизма — который на данной стадии является нормой, а не патологией — не означает, что младенец эгоистично думает только о себе, напротив, он вообще неспособен к размышлениям о себе. Он не может отделить себя от мира, эмоционального мира, и поэтому он думает, что-то, что чувствует он сам, чувствует и мир вокруг него, то, что требуется ему, хочется и миру вокруг него, то, что видит он, видит и мир. Ребенок играет в прятки, просто закрывая глаза ладонями: он думает, что если он вас не видит, то и вы не можете видеть его; его собственная точка зрения для него является единственной существующей.

«Я» на этой стадии — просто естественно-импульсивное «я». Оно находится в единстве со всем жизненно-эмоциональным измерением бытия, как внутренним, так и внешним. Его влекут потоки его эмоциональной и биологической жизни, и оно не отличает себя от этих экологических потоков существования. Его личность на данной стадии является биоцентрической или экоцентрической, она сплавлена с биосферой снаружи и внутри.

И именно потому, что «я» слито с природой, биологией, импульсами, жизненно-эмоциональной сферой, оно не может подняться над вышеупомянутым единством и увидеть, что его точка зрения — не единственная существующая в мире. Биоцентричность приводит к крайней эгоцентричности, и мы постоянно будем с этим сталкиваться.

«Я» и его представления об объектах все еще слиты воедино. Это создает особую «магическую» и самовлюбленную атмосферу, которая так распространена на данном этапе развития человека.

Но в возрасте приблизительно 15—24 месяцев эмоциональное «я» уже начинает отделять себя от эмоциональной окружающей среды. Малер называет это «психологическим рождением младенца». Ребенок на данном этапе фактически рождается как отдельное эмоциональное и чувствующее «я» (человек переходит от начальной фазы отождествления точки опоры 2 в среднюю фазу дифференцирования). Младенец начинает осознавать тот факт, что он является отдельным существом, живущем в отдельном от него мире. Это удар по чувству единения матери и ребенка.

В: Эта стадия отличается от «штриховки».

КУ: Да. Точка опоры 1 — это штриховка, или рождение физического «я». Точка опоры 2 — рождение эмоционального «я». В точке опоры номер два пробуждается действительно отдельное «я», со всеми радостями и всем ужасом и страданием, которые из этого следуют.

В: Многие исследователи считают эту точку началом глубокого отчуждения. Они называют это основной ошибкой, изначальным дуализмом, расколом между субъектом и объектом, началом фрагментарного сознания...

КУ: О да, я знаю об этом. Очень большое количество трудов было написано про это отделение и «потерю» предыдущего эмоционального единства. Этот момент считается изгнанием из первоначального рая, началом великого отчуждения, началом человеческой трагедии.

Большинство этих исследователей просто путают отделение с разобщением. Отделение — необходимая и неизбежная часть эволюционного развития, важный шаг на пути к достижению более высокой интеграции. Но эти теоретики рассматривают любое отделение не как этап, предшествующий более высокому уровню интеграции, но как жестокое разрушение предшествующей гармонии, как будто дуб в чем-то является ужасным нарушением изначальной гармонии желудя.

Только то, что «я» не знает о страдании, еще не означает, что оно обладает внутренним духовным счастьем. Нехватка понимания не означает присутствие рая!

В: Но романтики об этой ранней стадии отсутствия различий думают совершенно иначе. Они приписывают ей множество положительных достоинств, они считают потерю тождественности с миром, тождественности с матерью большим горем.

КУ: Да, они путают отождествление со свободой. Это полная противоположность. Сплавленность — это заключение; вы полностью во власти всего, что вы еще не успели преодолеть. Но, конечно, этот трансцендентальный рост очень сложен, подчас болезнен. Окружающий мир — жестокое место, и когда люди узнают это, они страдают. Мир явлений, или мир сансары, является местом отчуждения. И когда младенец узнает об этом, он очень сильно страдает. Это болезненно, но это взывает к нашему пробуждению.


Это похоже на обморожение. Сначала нет никаких ощущений вообще; все кажется прекрасным, вы находитесь в раю безо всякой боли. Вы больны, но только не знаете об этом. Затем происходит потепление, появляются чувства и эмоции, и становится больно, как в аду. Эти теоретики путают «адскую боль» с «причиной болезни».

В точке опоры 2 включается осознание болезни сансары. Того факта, что как отдельное чувствующее и эмоциональное существо, вы не имеете никакой защиты от стрел своенравной фортуны. Скоро вам придется жить в мире боли, страдания и кошмаров, и у вас есть два, и только два, выбора: отступить к предшествующей стадии единства, в которой еще не было никакого понимания этого отчуждения — это будет смерть или психическое заболевание — или продолжить рост и развитие, пока это отчуждение не будет преодолено в духовном пробуждении.

Но исследователи из числа ретроромантиков просто восхваляют предшествующее состояние обморожения и считают его прообразом Божественного пробуждения, своего рода бессознательным Раем. Но состояние сплавленности — это не бессознательный Рай, это бессознательный Ад. В точке опоры 2 этот ад начинает осознаваться, все дело только в этом. Это очень большой прогресс.

В: И даже несмотря на то, что точка опоры 2 —довольно «несчастливый» этап?

КУ: Да, горько-сладкий. Много слез, неудовлетворенных желаний. Но предыдущее состояние бесчувственности, отсутствия дуальности, невежества, отнюдь не является счастьем.

Когда мы пробуждаемся как отдельное эмоциональное «я», со всеми радостями и всеми ужасами, которые сопутствуют этому процессу, мы, на самом деле, преодолеваем предыдущее состояние единства. Мы до некоторой степени пробуждаемся. Мы приобретаем большую глубину и большее сознание, и у этого процесса есть своя собственная внутренняя ценность, внутренняя полезность. Но, как и на всех стадиях роста, есть цена, которую надо заплатить за каждое расширение сознания. Это диалектика движения вперед.

В: Хорошо, а если на этой точке опоры все идет относительно неплохо?

КУ: Позвольте мне сначала сказать о том, что если нечто идет не так, как должно быть, на этой точке опоры, то есть хуже, чем нормальный беспорядок, который для нее характерен, тогда «я» либо остается в состоянии сплавленности на этой эмоционально нарциссичной стадии (так называемые нарциссические индивидуальные отклонения), либо начинает, но не заканчивает процесс отделения, и в результате возникает своего рода разобщение, (так называемые пограничные расстройства). Мы находим точно такую же общую классификацию и этиологию у Коута, Мастерсона, Кернберга, Малер, Стоун и Джедо, и это только немногие.


В любом случае у такой личности не существует никаких реалистичных эмоциональных границ. Поэтому при нарциссических и пограничных расстройствах человек испытывает недостаток в ощущении связанности своего «я», и это, возможно, главная определяющая характеристика этих патологий. «Я» или рассматривает мир как продолжение себя (нарциссизм), или постоянно тяжело переживает вторжения со стороны внешнего мира (пограничные расстройства). Эту патологию называют пограничной, потому что она находится на границе между психозом и неврозом. Также ее иногда называют «устойчивым непостоянством». Растущее «я» переживает болезненный раскол при переходе к следующим ступеням развития.

 



 

Читайте также

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить