Новые публикации
Опрос
Был ли у вас такой опыт?
 

Самые популярные статьи
Материалы с сайта
Главная Исследования
Индекс материала
"Реальный мир" строится на основе языковых навыков группы...
Страница 2

 

В данном случае речь идет о самом первом исследовании этого рода, поэтому следует подождать подтверждений (или опровержений) резуль­татов другими авторами. И все же трудно удержаться от спекулятивного предположения, что обнаруженные различия в описании событий могут объяснять фундаментальные различия англоязычной (аналитической) и немецкоязычной (более целостной и телеологичной) философских тра­диций, а также тот неоспоримый факт, что атомистические подходы в психологии представлены, главным образом, работами английских и американских коллег, тогда как гештальтпсихология и разнообразные подходы к проблематике деятельности и действия первоначально воз­никли именно в сфере немецкого языка (см. 1.4.1)". Таким образом, даже «слабое взаимодействие» языка и мышления может привести к чрезвычайно заметным последствиям!

В последние два десятилетия в результате развития знаний о когни­тивных процессах, а также демонстрации явной ошибочности строгой версии гипотезы лингвистической относительности проблема взаимоот­ношения языка и мышления начинает рассматриваться в совершенно новом аспекте. В работах по когнитивной лингвистике получает распро­странение точка зрения, которая может быть названа «речь для мышле­ния». Предполагается, что за различными языками, при всем их разно­образии, кроятся единые когнитивные универсалии, возможно, связанные с общими социальными формами деятельности. Иными словами, фунда­ментальные принципы организации познания первичны и универсальны, а языки отличаются характером средств, позволяющих выражать отдель­ные аспекты этих принципов.

Дифференцированное обоснование этой точки зрения можно най­ти в работах по сравнению языков. Здесь же можно найти указания на то, что понимается под «когнитивными универсалиями». По мнению известного русского лингвиста А.Е. Кибрика, наиболее общий когни­тивный принцип состоит в нашей чувствительности к различию нор­мального (естественного, ожидаемого) и атипичного (маловероятного, неестественного). В отношении языковых проявлений этого принципа, говорящий стремится выражать нормальное положение дел в мире про­стейшими языковыми средствами, или даже вообще не выражать, и, на­против, использовать специальные кодирующие средства {маркирова­ние) для менее типичного случая (см. Кибрик, 2003, 2004)12.

Примером действенности когнитивных универсалий может служить категория числа. Во всех известных языках для кодирования единствен­ного числа счетных объектов используется меньше, или, по крайней мере, не больше «лингвистического материала», чем для кодирования множественного (дом — дома, day — days, Schrank — Schraenke). Совер­шенно очевидно, что в случае счетных объектов именно форма един­ственного числа является «дефолтной», когнитивно нормальной. Иначе обстоит дело со словами, обозначающими собирательные совокупности объектов. Здесь менее типичной, лингвистически более сложной и по­этому специально маркируемой оказывается форма единственного чис­ла (ср., например, в русском языке: морковка — морковь, брусничина — брусника, песчинка — песок).

Другой пример действенности того же принципа связан с феноменом анафоры — замены существительных и личных имен местоимениями, а иногда и так называемой «нулевой формой», когда референт вообще явно не присутствует в тексте, даже в форме местоимения, хотя посто­янно имеется в виду по существу (см. 7.1.3). Использование «нулевой формы» характерно для кратких биографических описаний: «Родился в 1869 году. Учился в Санкт-Петербургском университете» и т.д. Чем ме­нее явно некто или нечто упоминается «по имени» собственно в корпу­се речи, тем выраженнее может быть при прочих равных условиях их психологическое присутствие в качестве когнитивных референтов. Следу­ет заметить, что поскольку одушевленные референты психологически (когнитивно) особенно важны, они в первую очередь привлекают наше внимание. Именно поэтому они, как показывают исследования, значи­тельно чаще замещаются местоимениями и «нулевой формой», чем не­одушевленные референты.

Еще один универсальный когнитивный принцип связан с существо­ванием личной сферы говорящего-слушающего и с языковым маркирова­нием психологической близости к ней. Для этого в различных языках мира используется хорошо известная иерархия личных местоимений. Обычно она имеет примерно следующий вид:

я > мы > ты > вы > он/она > они.

Вместе с тем, существуют языки с несколько иной функциональной иерархией, в частности, выявляющей доминирование перспективы вто­рого лица «ты» над «я» и «мы» (см. также в 6.4.3 о так называемой эго-центричностиречи). В любом случае когнитивно нормальным, не требу­ющим специального маркирования является случай, когда первые лица играют роль активного начала, то есть роль АГЕНСов высказывания, тогда как лица в правой части иерархии личных местоимений и безлич­ные объекты — роль ПАЦИЕНСов (см. 7.3.2). Всякие отклонения от этого ожидаемого случая требуют использования специальных языковых средств13.

Третий универсальный принцип, причем, несомненно, не только перцептивной, но и когнитивной организации, хорошо известен в пси­хологии. Он состоит в разделении любой осознаваемой нами ситуации на фигуру и фон (см. 1.3.1, 3.3.1 и 7.3.2). Когнитивная лингвистика по­вторно открыла существование фигуры и фона около трех десятилетий назад, после чего был обнаружен целый ряд обусловленных этим разде­лением речевых и коммуникативных феноменов (Talmi, 1978). Суще­ствование данного принципа организации, в частности, предписывает особое маркирование того, что должно стать фигурой, или, другими сло­вами, того, что вводится в фокальную зону совместного внимания участни­ков процесса коммуникации (Мельчук, Иорданская, 1995; Clark, 1992).

Наконец, четвертый принцип, который также выявили кросслингви-стические исследования Е.А. Кибрика и его коллег, связан с существо­ванием и отражением в языке шкалы различных семантических отноше­ний обладания: от отношения части тела (как правило, неотделяемой) к его обладателю до сугубо ситуативного отношения между более или ме­нее случайным предметом и действующим с ним в данный момент ак­тором. Чем прочнее отношения обладания («неотчуждаемая принад­лежность» > «отчуждаемая принадлежность»), тем выше оказывается вероятность использования при их описании в разных языках мира средств речевого маркирования. Этот последний принцип потенциаль­но относится к сфере социальных отношений и товарообмена, в послед­нее время привлекающей особое внимания специалистов по эволюци­онной психологии (см. 8.2.3). Когнитивные универсалии обычно выявляются посредством язы­ка, так что фактически мы наблюдаем некоторые коммуникативные феномены.

Если высшие познавательные процессы неоднородны, то мышление вне сферы коммуникации может быть отличным от мышле­ния в области социальных взаимодействий, неотделимых от коммуни­кации и речи (см. 8.4.2). Эти соображения определяют еще одну тео­ретическую позицию, получившую название «мышление для речи». Согласно этой точке зрения, конкретный язык не просто выражает до­ступными ему средствами универсальные принципы мышления, но су­ществует и обратная зависимость — некоторое подмножество процес­сов мышления включено в обслуживание коммуникации и адаптивно меняется в зависимости от особенностей средств выражения конкрет­ного языка (Slobin, 1996). Так, в приведенном выше примере описания событий англо- и немецкоязычными испытуемыми (см. табл. 8.1) раз­личия между двумя группами наблюдались только в контексте актуаль­ной или потенциальной коммуникативной задачи. Если испытуемые просто должны были молча отмечать эпизоды фильма, нажимая паль­цем на кнопку, количество выделяемых этими группами событий срав­нивалось между собой.

Главный итог нескольких десятилетий когнитивных исследований тезиса о «лингвистической относительности» познаний — перевод этой фундаментальной проблемы из области преимущественно философ­ских споров в плоскость эмпирического анализа, где полем проверки гипотез служат десятки и сотни реально существующих языковых сооб­ществ. Разнообразие, специфичность и часто достаточно очевидные пути операционализации гипотез отличают подобные исследования от основной массы межкультурных (и культурно-исторических) работ, не учитывающих как раз особенности конкретных языков, прежде всего то, что обязательно должно получить выражение в словесном описании событий, и то, на что можно не обращать особого внимания. Разумеет­ся, необходима дополнительная проверка этих новых данных и даль­нейшее обсуждение наметившихся подходов, чтобы можно было с уве­ренностью сказать, в каких контекстах деятельности и на каких уровнях когнитивной организации происходит взаимодействие мышления и ре­чевой активности.

8 Британский премьер-министр и специалист по классической филологии Уильям Гладстоун опубликовал в 1858 году работу, в которой на основании анализа встречающих­ся в текстах Гомера необычных для современного читателя образных сравнений высказал предположение, что у древних греков отсутствовало восприятие синего цвета, а оценка
тональности других цветов была искажена.

9 Имеющиеся на этот счет данные, впрочем, довольно противоречивы. В ряде иссле­дований с билингвистическими испытуемыми смена языка с местного на английский не оказывала влияния на специфические стратегии понимания (Ishii, Reyes & Kitayama, 2003) и категоризации (Nisbett et al., 2001). Поэтому есть основания обсуждать как лингвисти­ческую, так и культурную относительность, а главное, вероятную ко-эволюцию культур и языков.

10 Эти данные не обязательно противоречат культурно-историческому подходу. Мож­но сказать, что исторически сформировавшиеся языковые формы предоставляют различ­ные средства для решения познавательных и коммуникативных задач (см. 1.4.2). Поэто­му авторам, хорошо владеющим несколькими языками, часто проще заново написать свой текст на другом языке, чем перевести его.

" Это обстоятельство в свое время прокомментировал Бертран Рассел, писавший, что в психологических экспериментах шимпанзе обнаруживают черты национального характера психологов: в американских исследованиях они проявляют бешеную активность и "рано или поздно, совершив множество ошибок, наталкиваются на решение; в немецких
работах (речь идет, очевидно, о работах Кёлера — см. 1.3.1) обезьяны периодически на­ долго задумываются и после одной из таких пауз сразу демонстрируют правильное решение задачи.

12 метакогнитивной В силу важнейшей роли маркирования в функционировании речи мы склонны считать ее особой операцией — метапроцедурой (см. 8.1.3).

13 То, насколько тонко язык реагирует на близость другого человека к личной сфере, можно проиллюстрировать употреблением местоимений «ты» и «вы». Обычно мы не можем, не нарушив границ личной сферы, обратиться к незнакомому взрослому чело­ веку на «ты». Однако такое обращение вполне естественно по отношению к езнакомому ребенку, а также к домашним животным («Дай, Джим, на счастье лапу мне»). Существуют обстоятельства, когда вполне возможно включение в личную сферу и незнакомого взрослого, а именно тогда, когда существует хотя бы потенциальная угроза для его жизни: «Берегись автомобиля», «Не стой под стрелой!» и даже «Ну как мы себя чувству­ем?» (Апресян,1995)

Из книги Бориса M. Величковского «Когнитивная наука. Основы психологии познания» том2, глава 8.1.2 Мышление и речь — мышление для речи.

Материал подготовлен для проекта АИТЭ И.Л.

ASTROKEY.ORG



 

Читайте также

Комментарии   

 
#6 Romeo Garbowski 06.07.2017 06:10
Marvelous, what a website it is! This webpage presents helpful
facts to us, keep it up.
Цитировать
 
 
#5 Patrycjusz Wiszniewski 05.07.2017 22:11
This post is invaluable. How can I find out more?
Цитировать
 
 
#4 Nikodem Czop 05.07.2017 15:46
Hi, I do believe this is a great website.
I stumbledupon it ;) I am going to revisit yet again since i have bookmarked it.

Money and freedom is the greatest way to change,
may you be rich and continue to help others.
Цитировать
 
 
#3 Bogusz Wojdyla 04.07.2017 16:06
Do you mind if I quote a few of your articles as long as
I provide credit and sources back to your blog?
My website is in the very same area of interest as yours
and my visitors would genuinely benefit from a lot of the information you present here.
Please let me know if this alright with you. Appreciate
it!
Цитировать
 
 
#2 Napoleon Pustelnik 02.07.2017 18:34
This post offers clear idea in support of the new people of blogging, that actually how to do blogging.
Цитировать
 
 
#1 Felicjan Oleksy 01.07.2017 01:21
I am really loving the theme/design of your weblog. Do you ever run into
any web browser compatibility issues? A handful of my blog audience
have complained about my blog not working correctly in Explorer but looks great in Firefox.
Do you have any advice to help fix this problem?
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить