Новые публикации
Опрос
Был ли у вас такой опыт?
 

Самые популярные статьи
Материалы с сайта
Главная Исследования
Индекс материала
Голографическая модель и психология. Майкл Талбот
Сновидения и космос-голограмма
Психопатология и импликативный порядок
Тонкие сны и параллельные вселенные
Прокатиться в бесконечной подземке
Холотропная терапия
Водовороты мысли и множественные личности

 

Водовороты мысли и множественные личности

 

Некоторые исследователи использовали голографическую модель для объяснения различных аспектов собственно процесса мышления. Например, нью-йоркский психиатр Эдгар Левенсон считает, что голограмма представляет собой удобную модель для понимания внезапных трансформационных изменений личности, часто наблюдаемых в психотерапии. Он основывает свой вывод на том факте, что такие изменения происходят независимо от применяемых психоаналитических методик. Другими словами, он полагает, что все психоаналитические методы являются сугубо символическими, то есть формальными, в то время как изменение психики происходит по совершенно другой причине.

Этой причиной, считает Левенсон, является резонанс. Опытный психотерапевт всегда знает, хорошо ли проходит лечение. Он чувствует, как фрагменты неуловимого паттерна вдруг начинают собираться вместе. Не сообщая ничего нового пациенту, он пытается войти в резонанс с тем, что пациент уже подсознательно знает: «Происходит так, как если бы огромный, трехмерный, пространственно закодированный опыт пациента подхватывался терапией и пробегал через все аспекты его жизни, его историю и непосредственный контакт с психоаналитиком. В некоторой точке происходит "перегрузка", и все вновь распределяется по своим местам» [19].

Водовороты мысли и множественные личностиЛевенсон считает, что такие трехмерные представления опыта являются на самом деле голограммами, запрятанными глубоко в психике пациента. Резонанс чувств между психоаналитиком и пациентом вызывает их появление подобно тому, как лазер, работающий на определенной частоте, вызывает конкретное изображение на множественной голограмме, записанное на той же частоте другим лазером. «Голографическая модель предлагает нам совершенно новую парадигму, дающую новый, свежий взгляд на клинические явления, которые ранее считались производными от "искусства" психотерапевта, – говорит Левенсон, – она дает нам теоретическую модель для понимания перемен в психике пациента и надежду на прояснение психотерапевтического метода» [20].

Как считает психиатр Дэвид Шайнберг, руководитель психоаналитической программы для аспирантов при Институте психиатрии Уильяма Алансона Уайта (Нью-Йорк), утверждение Бома о том, что мысли подобны образующимся в реке вихрям, отнюдь не поэтическая метафора: именно так устанавливаются наши представления, которые поэтому так трудно порой изменить. Исследования показали, что вихри могут быть удивительно устойчивыми. Большое Красное Пятно на Юпитере, этот огромный газообразный вихрь, шириной 25 000 миль, остается неизменным на протяжении вот уже 300 лет, с тех пор как его обнаружили астрономы. Шайнберг полагает, что тот же механизм, обеспечивающий устойчивость вихрей, заложен в определенных вихрях мысли (наши идеи и мнения), время от времени закрепляющихся в сознании.

Он считает, что постоянство некоторых вихрей в нашем сознании часто тормозит наше умственное развитие. Особенно мощный вихрь может захватить власть над нашим поведением и противодействовать нашей способности воспринимать новые идеи и информацию. Он может заставить нас повторять одни и те же идеи, создавать препятствия на творческом пути, ограничивать нашу полноту восприятия и изолировать от общения с окружающими. Шайнберг считает, что теория вихрей может даже объяснить гонку ядерных вооружений: «Она подобна вихрю, возникшему из безраздельного эгоизма и алчности человеческих существ. Они ощущают растущую в себе пустоту, и потому стремятся подчинить себе все, что их окружает. Ядерные предприятия множатся потому, что за ними стоят большие деньги, а алчность этих людей настолько велика, что в ослеплении ею они не видят реальных опасностей» [21].

Как и Бом, Шайнберг считает, что наше сознание постоянно развертывается из импликативного порядка, и если в нем образуются одни и те же вихри, они препятствуют новым положительным взаимодействиям с бесконечным источником всего сущего. Чтобы представить, каковы могут быть наши потери, достаточно взглянуть на ребенка. Дети не успели еще создать устойчивые вихри в своем сознании, и поэтому так легко и гибко взаимодействуют с окружающим миром. Согласно Шайнбергу, искрящаяся живость ребенка очень хорошо выражает саму суть развертывающейся природы сознания в случае, если ей не препятствуют.

Если вы хотите узнать о своих собственных замороженных вихрях мысли, Шайнберг рекомендует вам внимательно проанализировать свое поведение в беседе. Когда люди с устоявшимися идеями ведут беседу с другими людьми, они пытаются доказать свою правоту, отстаивая свое мнение. Их суждения редко изменяются в результате знакомства с новой информацией. Они не проявляют большой заинтересованности в реальном диалоге. Напротив, человек, у которого природа сознания открыта, способен в беседе увидеть замороженные состояния, вызванные вихрями мысли. Он больше заинтересован в том, чтобы исследовать взаимодействие в диалоге, а не бесконечно повторять статическую точку зрения. «Реакция людей и способ выражения такой реакции, обратные связи и прояснение взаимосвязи между различными реакциями – вот способ, с помощью которого люди принимают участие в развертывании импликативного порядка», – утверждает Шайнберг [22].

Другое психическое явление, которое имеет характерный признак импликативного, это множественные расстройства личности (МРЛ). МРЛ – необычный синдром, при котором в одном теле присутствуют две или более личностей. Жертвы этого расстройства часто не осознают своего состояния. Они не понимают, что контроль над их телом переходит от одной личности к другой, и думают, что страдают потерей памяти, спутанностью или затемненностью сознания. Большинство таких больных имеют от восьми до тринадцати личностей, хотя встречаются и такие, которые носят в себе до сотни личностей.

Статистика утверждает, что 97 % таких больных были сильно травмированы в детстве, часто в виде психологического, физического или сексуального насилия. На основании этого многие исследователи заключили, что множественное расщепление сознания – это способ психики бороться с необычно сильной и разрушающей болью. Разделяясь на несколько личностей, психика способна разделить боль на части и тем самым облегчить свое существование.

В этом смысле расщепление личности может служить примером того, что Бом называет фрагментацией. Интересно отметить, что, когда психика разделяется на части, она не становится простым собранием осколков, но представляет собой собрание маленьких целостностей, полностью самостоятельных и наполненных своими привычками, логикой и желаниями. Хотя эти целостности не являются точными копиями первоначальной личности, они связаны с ее динамикой, что предполагает наличие некоторого голографического процесса.

Утверждение того, что фрагментация в конце концов становится разрушительной, также подтверждается данным синдромом. Хотя расщепленное сознание позволяет человеку пережить свои детские травмы, оно приносит с собой целый ворох нежелательных побочных эффектов. Они могут включать депрессию, тревожность, приступы паники, фобии, проблемы с сердцем и легкими, необъяснимую тошноту, стремление к членовредительству и множество других психических и физических расстройств. Удивительно, но большинство больных с расщепленным сознанием диагностируются между двадцатью восемью и тридцатью пятью годами – «совпадение», из которого можно заключить, что в этот период включается некая внутренняя система безопасности, предупреждающая их о необходимости пройти обследование и получить врачебную помощь. Это следует из того факта, что люди с расщепленной психикой, достигшие сорокалетнего возраста и не обращавшиеся к врачу за консультацией, часто пессимистически смотрят на свое выздоровление [23]. Несмотря на временное облегчение, которое измученная психика получает от фрагментации, ясно, что психическое и физическое здоровье, а возможно, и выживание личности, зависят от ее полноты.

Еще одним необычным аспектом МРЛ является то, что каждая из личностей расщепленной психики обладает своим, отличным от других, паттерном мозговых колебаний. Это удивительно, так как по мнению Фрэнка Патнема, психиатра из Национального института здоровья, изучавшего это явление, паттерн мозговых колебаний обычно не изменяется даже в состоянии предельного эмоционального напряжения. Паттерн мозговых колебаний не единственный параметр, изменяющийся для каждой личности расщепленной психики. Характер кровообращения, мышечный тонус, сердечный пульс, осанка и даже аллергические реакции могут изменяться по мере того, как больной переходит от одной личности к другой.

Поскольку паттерны мозговых колебаний не определяются одним нейроном, или даже группой нейронов, а являются глобальным свойством мозга, это также наводит на мысль о некотором голографическом процессе. Подобно тому как голограмма с множеством изображений может записать и проецировать десятки целостных образов, голограмма мозга также может записать и вызывать целый набор целостных личностей. Другими словами, вполне вероятно, что наше «я» – это тоже голограмма, и когда расщепленная психика перескакивает от одного голографического «я» на другое, эта перезарядка слайдов отражается в глобальных изменениях как мозговой активности, так и всего организма. Физиологические перемены, происходящие во время переключений с одной личности на другую, имеют кроме того глубокое влияние на соотношение между психикой и здоровьем. Этот вопрос мы обсудим в дальнейшем более подробно.

Помимо упоминавшейся ранее теории коллективного бессознательного, великим вкладом Юнга было введенное им понятие синхронизма. Как уже отмечалось во введении, синхронизм – это совпадение, которое настолько необычно и значительно, что его нельзя отнести исключительно к случайностям. Каждый из нас хотя бы раз в жизни испытал такого рода «странное совпадение». Это может быть, например, новое, незнакомое нам слово, которое мы узнали за несколько часов до новостей, в которых оно появилось, или наши мысли, которые неожиданно всплывают в разговорах других людей.

Несколько лет назад я испытал ряд синхронизмов, связанных с родео-шоуменом Буффало Биллом[20]. Время от времени, по утрам, прежде чем сесть писать за стол, я делаю небольшую зарядку и иногда включаю телевизор. Однажды в 1983, январским утром, когда я отжимался от пола, по телевизору показывали какую-то игру. Вдруг я ни с того ни сего крикнул: «Буффало Билл!» Я был сам удивлен этой своей выходкой, но тут услышал, как ведущий спрашивает у участников игры: «Как еще называют Уильяма Фредерика Коди?» И хотя я не следил за ходом игры, по какой-то неведомой причине мое подсознание предупредило вопрос и заранее выдало ответ. В то время я не придал этому совпадению большого значения и продолжал заниматься своими делами. Несколько часов спустя мне позвонил приятель и спросил, не помогу ли я разрешить пустяковый спор об одном театральном представлении. Я ответил, что попробую, и он задал мне следующий вопрос: «Правда ли то, что последними словами Джона Барримора были: "Ты – незаконный сын Буффало Билла"?» Я подумал, что это второе столкновение с Буффало Биллом – чрезвычайно странное совпадение, однако в конце дня ко мне по почте пришел номер журнала «Smithsonian»; одна из статей на первой полосе называлась: «Последний из великих скаутов возвращается». Она была... ну конечно же, о Буффало Билле. (Между прочим, я так и не смог ответить моему другу на его вопрос и до сих пор не знаю, были ли это последние слова Барримора или нет.)

Этот случай имеет только одно объяснение: его природа слишком невероятна, чтобы иметь вероятностное происхождение. Однако есть другой вид синхронизма, о котором следует упомянуть, природа которого имеет глубокое отношении к человеческой психике. Классический этому пример – история Юнга со скарабеем. Юнг лечил женщину, чье чрезмерно рациональное отношение к жизни делало лечение малоэффективным. После нескольких безрезультатных сеансов женщина рассказала Юнгу о сне, в котором она видела жука-скарабея. Юнг знал, что в египетской мифологии скарабей олицетворяет перерождение, и подумал, что подсознание женщины символически предупредило, что ее ожидает некоторое психологическое перерождение. Он собирался рассказать об этом женщине, как вдруг услышал стук в окно; за стеклом Юнг увидел золотисто-зеленого скарабея (никогда ранее и никогда после там никакой жук-скарабей не появлялся). Юнг открыл окно, и жук влетел в комнату как раз в то время, когда Юнг пытался объяснить сон. Женщина настолько обомлела, что ее рациональность сразу куда-то пропала, и с этого момента лечение пошло намного эффективнее.

Юнг сталкивался много раз с такими многозначительными совпадениями во время своей психотерапевтической работы и замечал, что они всегда случаются во время сильного эмоционального напряжения и трансформации психики: глубоких перемен в вере, внезапных и ярких прозрений, смертей, рождений, даже во время смены профессии. Он также заметил, что они сильнее всего проявляются, когда новые прозрения вот-вот появятся на поверхности сознания пациента. Когда идеи Юнга стали широко известны, другие психиатры также стали отмечать случаи синхронизма в своей практике.

Например, цюрихский психиатр Карл Альфред Мейер, давний коллега Юнга, рассказывает о синхронизме, который растянулся на многие годы. Американка, страдающая от серьезной депрессии, преодолела долгий путь от Вуцзяня (Китай), чтобы пройти лечение у Мейера. Она была хирургом и в течение двадцати лет возглавляла больницу в Вуцзяне. Она также глубоко интересовалась культурой Китая и хорошо разбиралась в китайской философии. Проходя курс лечения, она рассказала Мейеру сон, в котором ей снилась больница, одно крыло которой было разрушено. Поскольку личность этой женщины была тесно связана с больницей, Мейер подумал, что ее сон свидетельствовал о том, что она теряла свою идентичность, связь с американской культурой, что и было причиной ее депрессии. Он посоветовал ей возвратиться в Штаты. Как только она вернулась домой, ее депрессия, как он и предполагал, быстро исчезла. Перед отъездом женщины он попросил ее составить план-набросок больничных строений, как она их увидела во сне.

Много лет позже японцы напали на Китай и разбомбили вуцзянскую больницу. Женщина послала Мейеру номер журнала «Лайф», в котором на развороте была показана фотография частично разрушенной больницы, и то, как были разрушены строения, в точности совпало с чертежом, нарисованным девять лет назад. Символическое послание сна каким-то образом вышло за границы ее психики и воплотилось в физическую реальность [24].

Юнг убедился, что синхронизмы – это не просто случайные совпадения, но тесно связанные с психикой процессы. Поскольку он не мог понять, каким образом событие в глубине психики может вызывать событие или даже ряд событий в физическом мире, по крайней мере в классическом смысле, он предположил, что здесь имеет место некий новый, неизвестный науке принцип, а именно принцип акаузальности[21].

Когда Юнг впервые выдвинул эту идею, большинство ученых не отнеслось к ней серьезно (хотя один из известных физиков того времени – Вольфганг Паули – признал ее важность и выступил соавтором книги Юнга «Интерпретация природы психики»). Но в настоящее время, поскольку существование нелокальных взаимодействий можно считать доказанным, несколько физиков решили пересмотреть свое отношение к идее Юнга[22]. Физик Пол Дэвис констатирует: «Нелокальные квантовые эффекты фактически являются формой синхронизма в том смысле, что устанавливают связь – а точнее, корреляцию – между событиями, в отношении которых любая причинно-следственная связь исключена» [25].

Другой физик, принимающий всерьез идею синхронизма, – Дэвид Пит. Он считает, что синхронизмы юнгианского типа не только реальны, но и подтверждают существование импликативного порядка. Как мы уже видели, согласно Бому, кажущаяся разделенность сознания и материи – иллюзия, феномен, который проявляется только после того, как сознание и материя развернулись во внешнем мире, где облеклись формой и временной последовательностью. Если сознание и материя нераздельны в импликативном порядке – источнике всего сущего, – то вполне вероятно, что пробегающая сквозь сознание реальность может оставлять следы глубокой внутренней связи. Поэтому Пит считает, что синхронизмы – это «дырки» в фактуре реальности, мгновенные трещины, позволяющие нам мельком заглянуть в безбрежное, ничем не нарушаемое единство природы.

Другими словами, Пит считает, что синхронизмы помогают обнаружить единство между физическим миром и нашей внутренней психологической реальностью. Таким образом, относительная редкость синхронизмов в нашей жизни указывает не только до какой степени мы оторвались от общего поля сознания, но и степень нашего обособления от более глубоких порядков реальности. Согласно Питу, при синхронизме «наше человеческое сознание, простираясь через социум и природу, на мгновение входит в свой истинный порядок и, двигаясь ко все более утонченным порядкам, минует собственно сознание и материю и достигает истоков творчества» [26].

Это крайне значимый вывод. По сути, весь наш «здравый смысл» и представление о мире базируются на уверенности, что субъективная и объективная реальность никак не связаны друг с другом. Вот почему синхронизм сбивает нас с толку и кажется таким необъяснимым. Но если в конце концов не существует разделения между физическим миром и нашими внутренними психическими процессами, то тогда мы должны быть готовы к гораздо большим переменам в восприятии вселенной, нежели нам диктует «здравый смысл» – последствия таких перемен могут быть самыми невероятными.

Одно из следствий данного вывода заключается в том, что объективная реальность в гораздо большей степени напоминает сон, чем мы предполагали раньше. Например, представьте себе, что вам снится, как вы обедаете вместе со своим боссом и его женой. Как вы знаете из опыта, все предметы во сне – стол, стулья, тарелки, соль и перец – кажутся независимо существующими. Представьте теперь, что во сне вы испытываете синхронизм: вам попалось особенно неприятное блюдо, и когда вы спрашиваете официанта, что это такое, он отвечает: блюдо называется «Ваш Босс». Понимая, что неприятие блюда отражает ваши истинные чувства к боссу, вы оказываетесь в замешательстве и ломаете голову над тем, как вашей «внутренней» натуре удалось просочиться во «внешнюю» реальность сценки. Конечно, как только вы проснетесь, вы поймете, что появление синхронизма вовсе не случайно, поскольку между вашей «внутренней» природой и «внешней» реальностью сна нет никаких границ. Ясно, что кажущаяся раздельность предметов во сне – это также иллюзия, поскольку вся сценка спроецирована из более глубокого и фундаментального порядка – из неделимой полноты вашего собственного подсознания.

Если нет различия между ментальным и физическим мирами, тогда то же свойство присуще и объективной реальности. Согласно Питу, это не значит, что материальная вселенная иллюзорна, так как и импликативный и экспликативный порядки играют роль в создании реальности. Это также не значит, что отсутствует индивидуальность, так как изображение розы не пропадает после того, как оно записывается на голографическую пленку. Это просто означает, что мы возникаем как водовороты в реке – имеем свой уникальный паттерн, но неотделимы от природного потока. Или как выражается Пит: «Индивидуальность живет, но только как один из аспектов более тонкого движения, представляющего собой всю полноту сознания» [27].

Итак, мы прошли полный круг – от открытия того, что сознание содержит всю объективную реальность, то есть полную историю биологической жизни на планете, все мировые религии и мифологии, динамику кровяных телец и галактик, – к открытию того, что материальная вселенная может содержать в своей основе внутренние процессы сознания. Такова природа глубинной взаимосвязи, существующей между всеми вещами в голографической вселенной. В следующей главе мы рассмотрим, каким образом эта взаимосвязь влияет на наше сегодняшнее представление о здоровье.

 


 

ИСТОЧНИКИ

 

1. Renee Weber, «The Enfolding-Unfolding Universe: A Conversation with David Bohm», in The Holographic Paradigm, ed. Ken Wilber (Boulder, Colo.: New Science Library, 1982), p. 72.
2. Robert M. Anderson, Jr., «A Holographic Model of Transpersonal Consciousness», Journal of Transpersonal Psychology 9, no. 2 (1977), p. 126.
3. Jon Tolaas and Montague Ullman, «Extrasensory Communication and Dreams», in Handbook of Dreams, ed. Benjamin B. Wolman (New York: Van Nostrand Reinhold, 1979), pp. 178-79.
4. Из личной беседы с автором 31 октября 1988.
5. Montague Ullman, «Wholeness and Dreaming», in Quantum Implications, ed. Basil J. Hiley and F. David Peat (New York: Routledge & Kegan Paul, 1987), p. 393.
6. I. Matte-Bianco, «A Study of Schizophrenic Thinking: Its Expression in Terms of Symbolic Logic and Its Representation in Terms of Multidimensional Space», Inter-national Journal of Psychiatry 1, no. 1 (January 1965), p. 93.
7. Montague Ullman, «Psi and Psychopathology», paper delivered at the American Society for Psychical Research conference on Psychic Factors in Psychotherapy, November 8, 1986
8. See Stephen La Berge, Lucid Dreaming (Los Angeles: Jeremy P. Tarcher, 1985).
9. Fred Alan Wolf, Star Wave (New York: Macmillan, 1984), p. 238.
10. Jayne Gackenbach, «Interview with Physicist Fred Alan Wolf on the Physics of Lucid Dreaming», Lucidity Letter 6, no. 1 (June 1987), p. 52.
11. Fred Alan Wolf, «The Physics of Dream Consciousness: Is the Lucid Dream a Parallel Universe?» Second Lucid Dreaming Symposium Proceedings / Lucidity Letter 6, no. 2 (December 1987), p. 133.
12. Stanislav Grof, Realms of the Human Unconscious (New York: E. P. Dutton, 1976), p. 20.
13. Ibid., p. 236.
14. Ibid., pp. 159-60.
15. Stanislav Grof, The Adventure of Self-Discovery (Albany, N. Y.: State University of New York Press, 1988), pp. 108-9.
16. Stanislav Grof, Beyond the Brain (Albany, N. Y.: State University of New York Press, 1985), p. 31.
17. Ibid., p. 78.
18. Ibid., p. 89.
19. Edgar A. Levenson, «A Holographic Model of Psychoanalytic Change», Contemporary Psychoanalysis 12, no. 1 (1975), p. 13.
20. Ibid., p. 19.
21. David Shainberg, «Vortices of Thought in the Implicate Order» in Quantum Implications, ed. Basil J. Hiley and F. David Peat (New York: Routledge & Kegan Paul, 1987), p. 402.
22. Ibid., p. 411.
23. Frank Putnam, Diagnosis and Treatment of Multiple Personality Disorder (New York: Guilford, 1988), p. 68.
24. «Science and Synchronicity: A Conversation with С A. Meier», Psychological Perspectives 19, no. 2 (Fall-Winter 1988), p. 324.
25. Paul Davies, The Cosmic Blueprint (New York: Simon & Schuster, 1988), p. 162.
26. F. David Peat, Synchronicity: The Bridge between Mind and Matter (New York: Bantam Books, 1987), p. 235.
27. Ibid., p. 239.



 

Читайте также

Комментарии   

 
#3 Ольга 25.01.2013 16:55
Sergio, я просто увидела некое совпадение своих мыслей с мыслями этого Толбота
Цитировать
 
 
#2 Sergio 24.01.2013 08:26
«Мы все “заигрались”. Мы придали ИГРЕ под названием "жизнь" слишком большое значение!» Прекрасные слова Ольга )
Цитировать
 
 
#1 Ольга 23.01.2013 21:22
ну точно!вот какие меня мысли посетили как-то:“А что, если всего ЭТОГО (мира, людей, зданий, предметов, деревьев, машин и т. д.) – не существует? ” Ведь я могу быть уверена только за себя. Что я - Есть. То есть я дышу, думаю, пукаю и вижу сны. Значит что-то, что является моим телом – существует. В этом да, я уверена! Но ! Так как я не была вон той собакой, вон тем гражданином, вон той бабулькой, я не думала, как они, не влезала в их мозг, не чувствовала их ощущения. Как я могу быть увереной что они – тоже существуют? А вдруг это все Антураж?? Иллюзия. Мираж в пустыне. И сама пустыня – мираж?! Ничего нет. Есть только “Я” (и то, что же я на самом деле такое, я тоже не имею понятия) и некая голограмма в виде предметов и людей вокруг. Кто-то “подтасовывает” для меня эти голограммы, причем так быстро, что мои органы чувств воспринимают это как целостную картину. Как эффект кинопленки! Таким образом получается – жизнь – это кадры киноленты, прокрученные быстро – быстро, так что мне незаметно это вооруженным глазом. Причем прокручивает с вполне определенной целью! Но кто это делает? Кто этот невидимый “механик” крутящий киноленту – голограмму- жизнь? И какова цель? Цель есть – и я четко начинаю это понимать! Научить меня! Как в школе, как в институте. Пройду параграф, сдаю “экзамен”, если сдала – перехожу на следующий уровень, то есть – в следующий класс. Не сдала – опять возвращаюсь к той же главе! Моя задача – учиться и развиваться, получать доступ в новый класс и получать за это “подарки” от жизни в виде – удачи, везения, хороших друзей, путешествий, денег и так дальше. Короче, есть я – и есть мир. Которого на самом деле нет. Но есть “режиссер”, который управляет процессом обучения меня, но только от меня зависит – выучу или нет урок, пройду на следующий уровень – класс, или- нет. Если вы смотрели фильм “Игра” с Майклом Дугласом, то вы – поймете. В этом фильме богатый бизнесмен, уставший и скучающий, не знающий чем себя развлечь еще, обратился в некую контору, которая за его же деньги организует ему досуг таким образом, как будто он учавствует в детективе, но это игра, и все будет подстроено специально для него: он будет находить артефакты, что-то с ними делать, что-то с ним будет происходить, как квест! В итоге, эта “Игра” так втянула этого бедолагу, что убийства начали происходить наяву! Неприятности – тоже наяву! И герою Дугласа уже наяву пришлось спасать свою шкуру из этой Игры. Вот это очень похожее описание возникшей у меня идеи! Мы все “заигрались”. Мы придали ИГРЕ под названием "жизнь" слишком большое значение! Мы придали ИЛЛЮЗИИ слишком большое значение! "
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить