Новые публикации
Опрос
Был ли у вас такой опыт?
 

Самые популярные статьи
Материалы с сайта
Главная Исследования
Индекс материала
Дедуктивные умозаключения. Эффект атмосферы. Теория Джонсон-Лэйрда
Теория Джонсон-Лэйрда

 

Теория Джонсон-Лэйрда, почти четверть века определяющая рабо­ты в этой области, состоит из двух частей. Первая часть представляет собой качественное описание психологических процессов, разворачи­вающихся при решении силлогизмов. Вторая — довольно простую ком­пьютерную программу, моделирующую некоторые существенные мо­менты первой части теории. Остановимся несколько подробнее на содержательных представлениях этого автора. Они заключаются в опи­сании процессов умозаключений как особого рода мысленного экспе­риментирования: сначала конструируется ментальная модель (образ) ситуации и релевантных индивидов, между ними распределяются роли, а затем проводится проверка модели «на прочность» к различного рода мысленным трансформациям


ментальная модельПусть испытуемый должен сделать вывод из следующих посылок:

«Все врачи — художники»,

«Все поэты — художники».

Предполагается, что для этого он представляет себе некоторое поме­щение с находящимися там людьми — акторами и распределяет между ними роли врача, художника и поэта не противоречащим посылкам об­разом. Поскольку сделать это можно бесконечным числом способов, вводятся дополнительные эвристические правила, ограничивающие раз­нообразие представлений. Согласно первому из таких правил, испытуе­мый всегда старается дать как можно больше ролей каждому актору. Тем самым сокращается число действующих лиц, а плотность связей между разными ролями становится максимальной. Если испытуемый предста­вил себе пять акторов, то использование данного правила могло бы при­вести к следующему распределению ролей:

врач = художник = поэт

врач = художник = поэт

(художник)

(художник)

(художник),

где скобки означают, что релевантные индивиды могут существовать, а могут и не существовать. На этом этапе решения испытуемый мог бы сде­лать ошибочный вывод «Все врачи — поэты» или «Все поэты — врачи».

Однако имеется еще и другое правило, заключающееся в том, что построенная мысленная модель должна подвергаться «испытанию на прочность» путем проверки необходимости именно того распределения ролей, которое было осуществлено в самом начале процесса умозаклю­чения. Применение этого второго правила позволяет немедленно уста­новить, что следующая перестановка ролей также не нарушает исходных посылок:

врач = художник = поэт

врач = художник

художник = поэт

(художник)

(художник)

Вывод (пока все еще ошибочный) мог бы состоять в утверждении, что «Некоторые врачи — поэты» или «Некоторые поэты — врачи». Но дальнейшая проверка должна показать, что посылки не нарушаются и в следующей ситуации:

врач = художник

врач = художник

художник = поэт

художник = поэт

(художник)

Достаточно терпеливый и настойчивый испытуемый должен, следова­тельно, прийти к правильному выводу о невозможности однозначного логического заключения из исходных посылок.

Любопытно, что данная теория, не содержащая в себе правил ло­гического вывода, оказалась, как свидетельствуют экспериментальные исследования, более адекватной, чем перечисленные выше формально­логические модели27. Подход Джонсон-Лэйрда особенно успешен при работе с описаниями простых пространственных ситуаций. Пусть даны посылки:

«Лампа находится справа от кружки»

«Книга — слева от кружки»

«Часы — перед книгой»

«Ваза — перед лампой»

Заключение, к которому при некотором напряжении воображения и ра­бочей памяти может прийти каждый, состоит в том, что «Часы находят­ся слева от вазы» (либо «Ваза — справа от часов»). Согласно теории мен­тальных моделей, испытуемый мысленно конструирует по описанию условий нечто вроде следующей структуры:

книга                 кружка             лампа

часы                                         ваза

Легко видеть, что вывод непосредственно следует или, вернее, про­сто «считывается» из ментальной модели. Поскольку мы не можем по­строить альтернативную модель, которая соответствовала бы данным посылкам и одновременно противоречила бы сделанному выводу, то де­дукция считается правильной.

Развиваемый Джонсон-Лэйрдом подход позволяет показать, что во многих повседневных ситуациях осуществления умозаключений не вы­полняются некоторые обязательные для символьного подхода требова­ния, прежде всего, правило транзитивности. Пусть даны посылки: «Маша находится справа от Иры», «Ира — справа от Аллы», «Алла —справа от Анны», а «Анна — справа от Саши». Если рассматривать отно­шение «справа от...» в качестве абстрактного логического предиката, то вывод из данных посылок состоит в том, что «Маша находится справа от Саши» либо, согласно правилу обратимости этого отношения, «Саша — слева от Маши». Легко представить, однако, что вся компания сидит за круглым столом, и в этом случае, конечно, Саша будет находиться спра­ва от Маши. Возможный пространственный контекст ситуации, таким образом, не может быть вынесен за скобки в процессах дедуктивного умозаключения.

Новым дополнением к теории, позволяющим организовать ее экспериментальную проверку, является предположение, что создание ментальных моделей осуществляется за счет ограниченных ресурсов рабочей памяти (см. 5.2.3). Это означает, что, когда задача требует по­строения нескольких альтернативных моделей, вывод замедляется и часто оказывается неверным. Относительно недавно Джонсон-Лэйрд (Johnson-Laird, 1999) сформулировал еще одно эвристическое правило, названное им правилом истинности. Согласно этому правилу, мы мини­мизируем нагрузку на рабочую память, сосредотачивая наши усилия на создании ментальных моделей того, что нам представляется безуслов­но правильным, а не того, что безусловно ошибочно или хотя бы гипо­тетично. Побочным результатом этой, в целом, довольно разумной стратегии также является возникновение характерных ошибок.

Рассмотрим в этой связи задачу угадывания игральной карты в опре­деленном наборе. Пусть прежде всего известно общее условие, согласно которому верна только одна из следующих трех посылок:

«В наборе есть король, или туз·, либо то и другое»

«В наборе есть дама, или туз, либо то и другое»

«В наборе есть валет, или десятка, либо то и другое». Спрашивается, есть ли в наборе туз. Как показывают эксперименты, 99% испытуемых дают на этот вопрос положительный ответ, хотя ответ дол­жен быть отрицательным. Очевидно, испытуемые легко строят менталь­ную модель первой посылки:

король                        —

—                              туз

король                       туз

Столь же легко строятся модели, отражающие содержание второй и третьей посылки. Судя по всему, высокая частотность элемента «туз» рассматривается как указание на его вероятное присутствие в наборе. При этом, однако, совершенно упускается из виду именно задача фаль­сификации, сформулированная в общем запретительном условии, со­гласно которому лишь одна и только одна посылка может быть истин­ной. В самом деле, если бы в наборе был туз, то истинными были бы как первая, так и вторая посылки, что противоречит этому общему условию.

По своим основаниям теория ментальных моделей довольно похожа на теорию глубинных семантических ролей — лингвистическую модель понимания предложений, разработанную Чарльзом Филлмором (см. 7.3.2). В том и другом случае когнитивная активность описывается как некоторое организуемое нами и разворачивающееся перед нашим мысленным взором действие. Близки и критические замечания по отно­шению к этим двум концепциям: как и в случае теории глубинных се­мантических ролей, в теории Джонсон-Лэйрда слишком велика произ­вольность интерпретации. Эта теория до сих пор остается неполной, так что иногда трудно однозначно сказать, в чем конкретно состоят ее пред­сказания. Вводя в рассмотрение роль схематического пространственно­го знания и процессов его оперативного изменения, она во всех других отношениях, подобно формальным теориям силлогического вывода (Андерсон, 2002), связана с объяснением мыслительных процессов лишь в относительно абстрактных, искусственных условиях28.

27 В частности, эта модель позволяет иметь дело с посылками, несущими слишком сложное для теоретико-множественной и пропозициональной репрезентаций содержание, например посылками, представляющими собой высказывания следующего вида: «Всякий мужчина любит женщину, которая его любит» или «Некоторые родственники каждого крестьянина и некоторые родственники каждого горожанина знают друг друга» (Хинтикка, 1980).

28 Предпринятые в последнее время эксперименты с картированием мозговой актив­ности свидетельствуют о том, что эффективность ментальных моделей в качестве средства решения задач на дедуктивные умозаключения определяется не столько процессами визуализации, сколько опорой на амодальные пространственные схемы. Визуализация сама по себе может затруднять нахождение решения (Knauff et al., 2003).

Из книги Бориса M. Величковского «Когнитивная наука. Основы психологии познания» том2, глава 8 Мышление и метапознание. 8.2 Процессы и модели умозаключений. 8.2.2 Дедуктивные умозаключения.

Материал подготовлен для проекта АИТЭ И.Л.

ASTROKEY.ORG http://astrokey.org



 

Читайте также

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить